Понедельник, 18.12.2017, 08:06
Приветствую Вас, Гость
Главная » Мои работы » Проникающий в сны

Проникающий в сны: IV. Этьен. Возвращение блудного ангела

Я стоял на крыше, облокотившись на ограждение и глядя на город. Мне нравилось смотреть с высоты на всю эту суету внизу — и быть выше её. Хотя гораздо больше я любил вид из окон моего поместья — запущенный сад и цветущие кусты роз. Я был его единственным владельцем. Здесь же мне приходилось терпеть миллионы людей под боком. Что ж, надеюсь, это ненадолго. Город хорош только в очень маленьких дозах. Правда, появление брата Анри несколько меняло расклад. Я ничуть не сомневался, что мой маленький ангел вернётся ко мне. Но вот что делать с Виктором? Заманчиво получить его. Но смогу ли я удержать их двоих? Что ж, поживём — увидим.

Даже жаль, что мой дорогой Анри оказался настолько предсказуем. Да, побег его был неприятным сюрпризом. Но я знал, что он не выживет без меня — мой хрупкий ангел, в этом жестоком мире. Он вернётся. Я лишь хотел понаблюдать, что он будет делать. Несложно догадаться, куда он отправится. Если бы Анри хоть иногда мыслил логически, то ему стоило скрыться где-то в безлюдных местах. Хотя бы попытаться затаиться. Но дикая природа пугала его ещё больше, чем я. Ему нужно, чтобы о нём заботились. И защищали. Конечно, он постарается вернуться домой и найти кого-то, кто сделает всё это для него. Но даже если ему удастся — боюсь, ему будет очень непросто: кто ещё станет терпеть его капризы и вздорный характер? Правда, он не всегда ведёт себя как испорченный ребёнок — он бывает спокойным и тихим, почти нежным. Конечно, я его испортил — взрастил это маленькое чудовище. Но я не против терпеть его и дальше, таким, каков он есть — мой прекрасный взбалмошный ангел. Иногда жестокий — как все ангелы.

Я знал, что наша встреча во сне подтолкнёт его в нужную сторону. Я знал, что он придёт туда, куда я сказал ему прийти. Рано или поздно. Я просто отправлюсь туда и подожду.

Спустившись через люк по лестнице на последний этаж здания, я вернулся в квартиру и, как всегда неохотно, позвал:

— Джон! Кэссиди! Иди сюда.

Через мгновение дверь в комнату открылась, и он вошёл, взглянув на меня и тут же опустив глаза. Я, мягко говоря, неприятен ему так же, как и он мне. Каждый раз, видя его и помыкая им, я испытывал странную смесь ненависти, отвращения и удовлетворения. Он был жалок тогда — был жалок и сейчас. Но тогда я был ребёнком, маленьким и беззащитным. Беспомощным. А теперь он в моей власти. И я могу заставить его делать всё, что взбредёт мне в голову. Например, разбить его собственную об стену. Я бы сделал это — если бы он не был мне полезен. Сделаю — как только он перестанет быть таковым.

— Спускайся вниз и заводи машину. Жди меня.

Он кивнул, развернулся и вышел. Жалкий бесцветный таракан. Надо бы подумать о том, чтобы подыскать ему замену. Довольно с меня его общества.

 

Конечно, приятно, когда твои прогнозы сбываются — Анри стоял на Центральной площади и ждал меня — но слишком уж всё просто. Я распахнул дверцу машины, и он сел рядом со мной на заднее сиденье.

— Возвращаемся, — приказал я сидевшему за рулём Кэссиди, — И быстро.

Машина резко развернулась и рванула в ближайший переулок.

Анри сидел тихо, молча, поникнув головой — как нашкодивший ребёнок, каким он и был. Как же быстро он сдался. Он совсем не воин. Подавлен и напуган. Мой бедный ангел.

— Всё хорошо, Анри. Мы едем домой. Закрой глаза, — он не должен был видеть, куда мы едем. Анри послушно выполнил указание. Лицо его стало расслабленным, почти безмятежным — как всегда, когда я вводил его в транс. Видимо, сейчас мне придётся делать это чаще.

Мы возвращались в снятую мной квартиру на верхнем этаже нового высотного здания — дом был ещё мало заселён и большей частью пустовал. Потому я и выбрал его.

 

Приказав Кэссиди сидеть тихо и не беспокоить нас, я отвёл Анри в комнату, приготовленную для него, усадил на кровать и сам сел напротив. Он смотрел в никуда невидящими глазами — живая статуя. Я должен поработать с его памятью: он должен рассказать мне, а потом всё забыть. Чтобы он стал прежним — моим Анри. Держать его в трансе всё время было бы невыносимо — для нас обоих. Я вовсе не хотел делать из него механическую куклу — только не из него.

— Анри, — никакого движения; но я знал, что он слышит и слушает меня, — Где ты был? — я догадывался, но мне нужно было услышать это от него.

— У брата, — голос звучал бесцветно.

— У Виктора? Как ты нашёл его?

— Встретил на кладбище, у могилы родителей.

Я не хотел убивать их. Не хотел смерти Полю Леграну и уж тем более его жене — у меня не было причин для этого. Захватив детей, я хотел принудить Поля работать со мной — хотя мальчишки «обещали» быть одарённее своего отца. Но Кэссиди нанял для похищения близнецов некомпетентных идиотов. Вне себя от злости и досады я заставил их застрелить друг друга. Но ошибку этим не исправишь. Я старательно заблокировал детские воспоминания Анри — он считал меня своим опекуном. Что было правдой, так или иначе. Я заботился о нём. Воспитывал его — так, как нужно мне.

— Виктор был рад видеть тебя? — я бы на его месте огорчился.

— Да. Он сказал, что я нужен ему.

Я усмехнулся:

— Настолько нужен, что он не искал тебя все эти годы?

Что-то еле уловимо дрогнуло в его лице — я знал, что задел его за живое.

— Он был ребёнком, когда всё это случилось.

Я тоже был ребёнком, когда меня похитил Кэссиди — это не помешало мне, повзрослев и научившись пользоваться своим даром, найти похитителя, вытащить его из тюрьмы и сделать из него раба.

— Ну да. А когда он вырос — ему просто было не до того. Своя жизнь. Свои проблемы. Где он был всё это время? И чем занимается сейчас?

— Жил в монастыре у отца Оливера. Реставрирует книги.

Я фыркнул про себя, едва удержавшись, чтобы не сделать этого вслух. Что ж, образ вполне ясен. Думаю, мне не трудно будет справиться с ним. Нужно лишь решить — убрать его с дороги или заполучить себе? Думаю, стоит начать со второго.

— Что за Оливер?

— Преподобный Оливер. Друг отца. Настоятель монастыря.

Как интересно. Друг Леграна-старшего… Явно не случайная личность в этой истории. Если он воспитывал Виктора — вероятно, они близки, и можно воздействовать через него на нашего книжного мальчика. Священник. С ними я ещё не работал. Будет занятно.

— Виктор живёт один?

— Да.

— У него есть девушка, друг? С кем он общается?

— Я не знаю. Мы так мало были вместе.

Что это? Грусть в его голосе? Но они, и правда, недолго общались — вряд ли успели сблизиться.

— Он упоминал ещё хоть кого-нибудь? Наверняка же рассказывал тебе о своей жизни.

— Только Джеффри. Джеффри Ланкастер, наш крёстный.

— Он имеет отношение к аристократическому роду Ланкастер?

— Да, он потомок.

Занятная компания. Интересно, насколько близки их отношения? Насколько они преданы друг другу? Это мы скоро выясним. Что ж, сыграем, малыш Виктор?

Но сначала я должен подправить кое-что в памяти моего драгоценного пленника.

— Анри, — я придал голосу всю возможную мягкость, при этом вложив в него абсолютную уверенность, — твои родители умерли очень давно. Ты остался один. Совсем один. Беспомощный и беззащитный. Но я позаботился о тебе. Я опекал тебя и защищал тебя. Я всегда рядом. И так будет всегда.

По его щеке скатилась слезинка.

— Анри, ты слышишь меня?

Он кивнул.

— Ты понимаешь меня?

— Да. Этьен.

— Что ты чувствуешь ко мне?

— Я люблю тебя.

Ох, если бы он сказал то же самое, проснувшись. Я коснулся губами его щеки, почувствовав вкус его слезы. Он знает, что и я люблю его. Должен бы знать. Но я не хотел любви послушной куклы — я жаждал страсти настоящего Анри. Настоящие чувства внушить нельзя, к сожалению. Приходится довольствоваться тем, что есть. Так что, в каком-то смысле, мой маленький ангел владел мной, а не я им. И это, должен признаться, иногда меня очень злило.

Я встал и вышел из комнаты. Нужно решить, как быть дальше. Узнать как можно больше о Викторе и его близких.

 

Начнём с самого простого и доступного — покопаемся в Интернете. Я раскрыл ноутбук. На Виктора Леграна не было ничего. Ровным счётом ничего. Кроме упоминания в старых хрониках о случившемся с его семьёй. Но об этом я знал больше старых газет. Что ж, придётся вести разведку боем.

А вот найти информацию о его крёстном, Джеффри Ланкастере, не составило большого труда: если ты потомок и наследник древнего рода, о тебе нет-нет да напишут в светских изданиях. Хм-м… он явно не любитель позировать — фотографий немного, и на редкой — взгляд в камеру. Это странно, учитывая его… экстерьер — рост, стать, правильные черты лица — я бы сказал, аристократические. Да, информации немного: не женат, бездетен, экзальтированных увлечений нет; в легкомысленных связях не замечен. Продал фабрику элитных автомобилей, доставшуюся после смерти отца — не приносящую сверхдоходов, но вполне окупавшую себя. Но, может быть, он не любит автомобили. Или отца. Хм, я смотрю, у нас немало общего, Джеффри Ланкастер. У таких, как мы, всегда есть «скелеты в шкафу». И я найду твои.

Попасть в поместье, конечно, будет непросто. Особенно Кэссиди. Гораздо легче следить за Ланкастером где-то в городе — сомневаюсь, что он сидит безвылазно в своём гнезде. Нужно узнать, где он бывает — клубы, рестораны, магазины. Но, опять же, оборванца Кэссиди туда не пустят. Разве что у входа потолкается. Придётся заняться самому.

Так, теперь поищем «святого отца». Если информация верна — в городе и окрестностях есть три монастыря — два мужских и один женский. Женский можно отбросить, думаю. Ах, как хорошо, что Церковь у нас стала прогрессивной — даже у монастырей есть сайты. Вернее, у одного из двух. И настоятелем там — не Оливер. Остаётся монастырь Святого Франциска. Туда я и отправлю Кэссиди — с этим он должен справиться.

— Джон.

Он появился в дверях. С трудом верится, что моя мать, пусть даже в молодости, могла обратить внимание на эту бесцветную моль: светло-русые волосы, серые глаза, невыразительное лицо. И интеллектом не обременён. Разве что физически не плохо развит — в этом качестве я его и использовал, обычно — как охранника, шофёра, грузчика и тому подобное.

— Отправляйся в монастырь Святого Франциска — вот адрес. Настоятелем там должен быть отец Оливер. Выясни это. Если так — следи за ним, но не привлекай к себе внимание. Узнай о нём всё, что возможно. И сфотографируй. Понял?

Он кивнул. Взял бумажку с адресом и молча вышел.

Хорошо было бы заняться и Ланкастером. Или самим Виктором. Но я не хотел оставлять Анри одного. Не сейчас. Я должен быть уверен, что он ничего не натворит и не попытается бежать.

---

Вы можете купить книгу и тем самым поддержать автора. После оплаты нажмите "Вернуться на сайт магазина" - вы будете перенаправлены на страницу скачивания книги.

Категория: Проникающий в сны | Добавил: Lee (29.01.2016)
Просмотров: 84 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar