Мастер Изменений: 4. Разрушитель - Мастер Изменений - Рассказы - Мои работы - Джейн Ли Книги Рассказы Стихи Переводы

Мастер Изменений: 4. Разрушитель

"Если хочешь оставаться незаметным и затеряться – лучше жить в большом городе", – эту истину Филлип не раз проверил на себе. Хотя его и раздражали шум и толчея на улицах, он принимал это как неизбежное зло.

И все же он испытывал некоторый дискомфорт, шагая по довольно оживленной улице. Как и шедший ему навстречу невысокий плотненький мужчина в круглых проволочных очках и со стопкой книг, увязанных  бечевкой: двигался он как-то рассеянно и не уверенно, стараясь уберечь свою ношу. Но тут на него налетел молодой человек, куда-то очень спешивший – мужчина споткнулся, книги и очки полетели наземь – но молодой человек даже не обернулся и помчался дальше по своим делам – мимо Филлипа. Тот посмотрел ему вслед и прищурился – молодой человек споткнулся и шлепнулся на асфальт. А Филлип подошел к незадачливому любителю книг и помог ему собрать рассыпанные вещи.

- Спасибо. Но не стоило этого делать, – мужчина, наконец, нашел свои упавшие очки, но они были разбиты.

Филлип озадачено посмотрел на него.

- С этим молодым человеком. Вы сделали так, чтобы он упал, – мужчина говорил мягко, но с укором.

Озадаченность Филлипа перешла в плохо скрываемое удивление.

Видя это, незнакомец улыбнулся, нацепил на нос очки – те оказались целехоньки.

- Вы… волшебник?

- Ничего удивительно, что со своей Силой вы не замечаете рядом такую слабую, как моя – все равно, что травинка рядом с баобабом.

- Ну, не травинка, а, как минимум, ива – теперь Филлип улыбнулся, но потом чуть нахмурился. – Так вы знаете, кто я?

Волшебник стал серьезен:

- Наверняка знать не могу. Но могу догадываться.

Какое-то время они стояли, глядя глаза в глаза. Потом Филлип вздохнул:

- Вы правильно догадываетесь. Простите, я не так часто встречаю волшебников и магов, – обычно они предпочитают держаться от меня подальше. Большинство уехало из города с тех пор, как я тут поселился.

- Не хотят жить у вас "под боком"? Не понимая, что если что-то случится, их все равно "накроет"? – волшебник с улыбкой покачал головой. – Лично я предпочитаю жить поближе к ... потенциальному источнику опасности – так получаешь более достоверную информацию и быстрее.

Филлип рассмеялся:

- "Потенциальный источник опасности"... так меня еще никто не называл. Очень дипломатично.

Волшебник чуть смущенно улыбнулся:

- Так как мне называть вас?

- Зовите, как и все – Филлип Рудигер, Мастер Изменений.

- Бартемиус Уиллоу, – волшебник протянул руку, и Филлип пожал ее, чувствуя, что, против своего обыкновения, начинает испытывать симпатию к этому невысокому, плотно сбитому, светловолосому человеку с мягким умным взглядом голубых глаз.

- Я живу на Садовой улице, здесь недалеко. У меня там антикварно-комиссионный магазинчик и ремонтная мастерская – всё в одном, – Бартемиус улыбнулся. – Иногда попадаются очень любопытные вещи. Не хотите взглянуть? И выпить чашечку чая?

Любознательный от природы Филлип просто не мог отказаться.

 

- Пожалуйста, заходите, – волшебник раскрыл перед Филлипом дверь, пропуская его вперед. Внутри было довольно прохладно, сумрачно и пыльно: небольшой прилавок, несколько витрин и шкафов – все было заставлено разнообразными предметами, начиная от мелкой мебели, часов и статуэток и заканчивая механизмами и приборами непонятного назначения, и выглядело довольно таинственно.

- И вы один справляетесь с этим хозяйством?

- Да.

- И не хотите взять себе помощников?

- Мне нечем было бы им платить. Но я вполне и один управляюсь, – Бартемиус улыбнулся. – Я же волшебник, все же.

- Волшебники, обычно, зарабатывают себе на хлеб составлением заклинаний, созданием амулетов и зелий, и прочей подобной ерундой.

Бартемиус чуть смутился:

 – Этим я тоже занимаюсь. Но я не очень-то сильный волшебник. Да и мне гораздо больше нравится работать с вещами, особенно со старыми – у каждой из них своя история. Мне нравится чинить их, возвращать к жизни. И люди часто бывают очень благодарны, когда возвращаешь им любимую и нужную вещь в полной работоспособности.

- Значит, к вам заходит не только волшебный народ?

- Нет. Гораздо больше обычных людей. Волшебники, знаете, часто сами со всем справляются и не нуждаются в моих услугах. Тем более, как вам известно, их не так много осталось в этом городе.

- И живете вы один?

Волшебник кивнул.

- У вас нет семьи?

- Я совсем один. Хотя… – Бартемиус улыбнулся, – у меня есть двоюродный брат. Но он предпочитает особо не знаться со мной, вполне справедливо считая меня неудачником.

Филлип мгновение помолчал, глядя на волшебника, а потом сказал:

- Мне вы таким не кажетесь.

А потом добавил:

- Но почему вы не женитесь?

Бартемиус смутился сильнее, чем ему хотелось бы:

- Еще не встретил подходящей… спутницы жизни.

И, смущаясь еще больше, добавил:

– Я не очень легко общаюсь с женщинами.

- Извините. Я, наверное, задаю слишком личные вопросы. Вы могли бы не отвечать.

Волшебник пожал плечами:

– Все в порядке.

- Но почему вы пригласили меня к себе?

- Вы показались мне очень одиноким, – голубые глаза Бартемиуса смотрели в черные глаза Мастера Изменений. А Филлип думал, что, пожалуй, впервые встречает кого-то,  человека, который не боится его, а жалеет.

- Вы считаете, что такое… могущественное существо, как я, вызывает жалость?

- Нет, вы меня не так поняли... – казалось, волшебник переживал, что его слова могли обидеть Филлипа. Тот улыбнулся:

- Я все правильно понял. Но мне все равно удивительно. А хотите, я сделаю вас… красавцем – девушки будут в очереди стоять.

- Нет.

Филлип улыбнулся скорости и категоричности ответа:

- Хотите, просто исправлю вам зрение?

- Нет, спасибо, – сказал Бартемиус уже мягче: ему не хотелось быть невежливым в ответ на такие любезные предложения. – Конечно, это все звучит заманчиво… Но понимаете, тогда я уже буду не я.

Филлип кивнул.

- Вы – первое существо, которое, зная, кто я и что я могу, ничего у меня не просит. Даже когда я сам предлагаю,  – Мастер изменений улыбнулся. – Я рад, что познакомился с вами.

Бартемиус вздохнул, и улыбнулся в ответ:

- Надеюсь, теперь вы не откажетесь от чашечки чая? Со свежими круасанами?

Глаза Филлипа широко раскрылись:

- Вы действительно волшебник.

И оба рассмеялись.

 

- А ведь знаете, у меня есть что-то, что я хотел бы вам показать, – Бартемиус поставил свою чашку с чаем на стол. – Подождите секундочку, – он поднялся и вышел.

Вскоре он вернулся, неся в руках небольшой прямоугольный предмет, сделанный из серебристого металла.

- Вот. Эту вещь мне недавно принес один клиент. Говорит, досталась ему по наследству. Это что-то вроде шкатулки, как я понимаю – если присмотреться, видно, где должна открываться крышка. Но открыть он ее не смог – и не знает, как. Я пытался, но у меня тоже ничего не получилось. Я так ему и сказал. А он говорит: оставьте тогда себе, мне все равно она бесполезна. Я пообещал сообщить ему, если удастся вдруг открыть.

Едва Бартемиус вошел со шкатулкой в комнату, Филлип уже чувствовал, что у того в руках вещь с мощной и тяжелой аурой. Более того, ему казалось, что он ощущал присутствие этой вещи здесь еще издалека – он даже хотел спросить волшебника, нет ли у него в доме каких-то могущественных артефактов, но тот сам заговорил об этой шкатулке. И теперь, ощупывая ее своими чувствительными пальцами, Филлип размышлял, что за предмет может обладать столь мощной силой. Но открыть шкатулку ему пока никак не удавалось.

- Возможно, тут нужны какие-то обряды или инструменты. Мне хотелось бы попытаться открыть ее. Если вы не против, я бы взял ее к себе в мастерскую. И, конечно, я сообщу о результатах.

Волшебник кивнул:

- Да, пожалуйста. Сам я всё равно не в состоянии её открыть. Думаете, там что-то стоящее?

- Во всяком случае, очень сильное. И, возможно, опасное.

- Тогда вы просто делаете мне одолжение, забирая ее у меня, – волшебник улыбнулся.

 

 

Филлип лежал на постели и смотрел в потолок.

"Вы показались мне очень одиноким". "Не в бровь, а в глаз, Бартемиус. Только как подобный мне может быть не одинок?" – он бросил взгляд на Зеркало, стоявшее в углу, наполовину скрытое небрежно накинутым покрывалом. Хотелось подойти к нему, разбудить его холодную гладь… чтобы оно стало окном в иной мир. Её мир.

"Нет. Не стоит тебе даже смотреть туда. Нужно бы избавиться от этого чертова зеркала. Но это – единственная связь... Нет, пусть будет. Просто не стоит пользоваться им слишком часто. Хотя, почему? Почему бы не болтать по нему, как по телефону: «Привет, как дела?» и так далее. Ты знаешь, почему. Потому что просто смотреть и слышать голос в голове, тебе мало. И ей тоже", – пальцы рук стиснули простыню.

"Так, Филлип, займи свою голову чем-нибудь другим", – его блуждающий взгляд упал на шкатулку Бартемиуса, стоявшую на столе. "Что ж, вот достойная загадка", – Филлип поднялся, подошел к столу, уселся на стоящий рядом стул и взял шкатулку в руки. Еще раз осмотрел со всех сторон – никаких видимых глазу замков не было. Тогда Филлип закрыл глаза, сосредоточился и стал медленно ощупывать каждый миллиметр поверхности, сканируя все возможные внутренние детали конструкции. Через некоторое время ему удалось найти запирающий механизм – он совершенно четко видел его. Точное движение пальцев, легкий щелчок – Филлип почувствовал, что шкатулка открылась.

"Вот так просто?" – он откинул крышку. И едва успел разглядеть внутри что-то, похоже на металлический суставчатый механизм, как это что-то в мгновение ока вскарабкалось по его руке и исчезло под кожей. Филлип замер, пытаясь понять, происходит ли что-то внутри него. Нет, ничего, вроде, не происходило. Но... на запястьях вдруг проступили наложенные на него ограничительные Печати. Проступили... и исчезли. Филлип усмехнулся.

 

- Что-то он долго не выходит. И не зовет нас к себе, – Габриель обеспокоенно взглянул на Джаррета. Тот уже хотел ответить ему, как обычно, что Филлип – большой мальчик и в состоянии сам позаботится о себе. Но тут весь дом задрожал, как от небольшого землетрясения. Толчки продолжались некоторое время. Потом стихли.

- Что за... – Джаррет в недоумении посмотрел на Габриеля. Тот хотел что-то сказать, но так и остался с открытым ртом, глядя куда-то за спину демона. Тот оглянулся: по лестнице спускался Филлип. Но что-то было не так. Лицо Мастера Изменений было похоже на неподвижную бледную маску, а глаза горели черным огнем. И… в руках был Посох.

- Мастер... – Габриель сделал несколько шагов на встречу.

- Габриель, стой! – Джаррет хотел схватить его за руку, но не успел: взмах Посоха - и ангел отлетел в другой конец комнаты, с размаху ударившись о стену. Джаррет поспешил к нему – в целом, Габриель был в порядке. Демон обернулся на Филлипа. С тем происходило что-то странное – какая-то внутренняя борьба отражалась на его лице. Наконец, зажмурившись, он процедил сквозь зубы:

– Не подходите. Скажите Га... – глаза раскрылись, лицо вновь стало маской, и Филлип быстро вышел из дома.

- Куда он пошел? – Габриель растерянно смотрел на Джаррета.

Тот помолчал, потом сказал:

- Даже подумать боюсь.

- И что нам делать теперь? Нужно... нужно позвать кого-то на помощь.

- Да? И кого же? Ты знаешь многих, кто в состоянии остановить сошедшего с ума демиурга?

- Может быть… Гавриил, да! Нам нужно сообщить ему.

- И как? У тебя есть прямая связь с Высшими Силами? –  Джаррет усмехнулся.

- Нет. Но… Филлип назвал меня в честь него, он сам сказал. Значит, Гавриил, вроде как, мой покровитель. Может быть, если я позову, он услышит?

Джаррет пожал плечами:

- Попробуй. Терять нам всё равно нечего.

Габриель сложил руки, закрыл глаза и сосредоточился:

- Гавриил, Архангел Всевышнего, пожалуйста, услышь меня. Нам очень нужна твоя помощь. С мастером Филлипом беда. И, боюсь, не только с ним. Пожалуйста, услышь и помоги.

Габриель помедлил и открыл глаза.

- Ну и… – Джаррет вопросительно смотрел на него.

Но Габриель не отвечал: он снова смотрел на кого-то за спиной Джаррета. Тот обернулся: всё тот же знакомый по прошлому визиту облик – высокий, длинные вьющиеся каштановые волосы строго связаны лентой; карие глаза, смотрящие одновременно строго, проницательно и понимающе – Гавриил.

- Где Филлип?

- У-ушел, – Габриель был готов расплакаться.

- Куда?

Джаррет неуверенно пожал плечами:

- Боюсь, что уничтожать этот мир.

Гавриил чуть кивнул и исчез.

 

Филлип шел по пустыне, не обращая внимания на яростно палящее Солнце. Посох демиурга по-прежнему был в его руке. Ему нужна была лишь точка опоры – Печать Творения – основа этого мира. И он чувствовал, что уже близок к цели. Когда вдруг в нескольких шагах перед собой увидел Гавриила. Филлип усмехнулся:

- Хочешь помешать мне? Интересно, как же? Устроим поединок и проверим, кто сильнее?

Гавриил воздвиг невидимый барьер вокруг них:

- Я не буду драться с тобой, – и исчез.

- Да? И что же ты собираешься делать?

Тут Филлип почувствовал попытку вторжения в себя, которую легко и безжалостно отбил:

- Да как ты смеешь?! Я тебе не бездушный кусок материи, – голос его стал похож на рокот грома. – Я – Мастер Творения и Разрушения! А ты – всего лишь Посланник.

- Впусти меня – для твоего же блага, – голос звучал словно ниоткуда.

- Убирайся, Габриель.

- И что же ты собираешься делать? Разрушить этот мир? Но она-то по-прежнему будет прикована к своему.

- Её я тоже освобожу.

- Как же? Разрушишь и её мир? Думаешь, она позволит тебе это сделать? Думаешь, она будет счастлива, узнав, что сделал ты?

Филлип, казалось, на мгновение задумался.

И Гавриил использовал эту брешь в его обороне, чтобы войти в него. Ему удалось.

Филлип замер. Потом содрогнулся, словно его ударило током – тело выгнулось, руки дрожали. Ноги подогнулись, и он упал на песок, всё ещё содрогаясь в мучительных конвульсиях. Потом снова замер – из открытого рта вытекло ртутеподобное темное вещество, собралось в кляксу и попыталось уползти прочь. Но следом выскочил сияющий шар, подхватил эту нечисть и взмыл в небо – Гавриил уносил зловещий предмет туда, где мог безопасно уничтожить его.

Несколько мгновений спустя он вернулся к Филлипу – тот по-прежнему лежал ничком и не подавал никаких признаков жизни. Гавриил опустился на колени рядом, одной рукой заботливо приподнял голову Филлипа, а другой достал из складок одеяния небольшой хрустальный флакончик с золотистой жидкостью и влил его содержимое Филлипу в рот. Тот моргнул, но глаза не открыл.

- Как ты?

- А больше у тебя не осталось?

Гавриил улыбнулся:

- Нет. Ты выпил весь мой запас Благодати.

Филлип открыл-таки глаза и взглянул в склоненное над ним лицо ангела:

- Ты, как всегда, прекрасен.

Гавриил с улыбкой покачал головой:

- Похоже, эта штука повредила твой рассудок. Ты можешь встать?

- Сейчас попробую, – с помощью Гавриила Филлип попытался подняться. Мгновение он стоял, пошатываясь; но потом ноги подогнулись, и он снова рухнул на песок.

- Что ж, – Гавриил склонился над ним, без всяких видимых усилий поднял на руки и исчез.

 

Габриель и Джаррет уже морально готовились к худшему, когда, наконец, появился архангел с их хозяином на руках.

- Что с ним? Что с Мастером Филлипом? – Габриель взволнованно подскочил к ним.

- Уже всё в порядке, – успокаивающе улыбнувшись тезке, Гавриил поднялся по лестнице наверх и уложил Филлипа в его постель. Следом смущенно ввалились Габриель и Джаррет.

- Есть ему пока нельзя. Так что давайте пить что-нибудь сладкое и укрепляющее. И, конечно, нужен покой.

Габриель кивнул.

- А сейчас оставьте нас ненадолго.

Когда дверь за его созданиями закрылась, Филлип, поморщившись, сказал:

- Я чувствую себя как последний идиот.

- Не вини себя. Ты не смог вовремя распознать угрозу – такое может с каждым случится.

- Но не у каждого ошибки так опасны как мои.

Гавриил присел рядом на край кровати:

- Тебе просто нужно отдохнуть,  – он провел рукой по волосам Филлипа, – спи.

Глаза того закрылись и он провалился в глубокий и спокойный сон.

Категория: Мастер Изменений | Добавил: Lee (21.12.2018)
Просмотров: 17 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar